Литература. 7-11 классы: уроки учительского мастерства

Есть на складе
66 руб.
-10%
59,40 руб.
Нашли дешевле? Снизим цену!
Подписаться на снижение цены
Код 453и
Авторы-составители Бережная И. Д.
Издательство Учитель, 2008
Серия В помощь преподавателю
ISBN 978-5-7057-1343-1
Страниц 133
УДК 371.3
Штрихкод 9785705713431
Размеры (Ш x В x Т) 140 x 195 x 5 (мм)
Вес 91 г
В течение многих лет идет преподаватель к вершинам учительского мастерства. Для овладения им необходимо иметь в своем багаже самые разнообразные формы работы. Эта книга пополнит копилку любого учителя литературы. Пособие представляет уроки-практикумы, различные формы внеклассной творческой деятельности, конкурсные работы учащихся, увлеченных изучением литературы.
Предлагаемые материалы помогут учителям в организации творческих занятий, в работе по развитию устной и письменной речи учащихся, в практике анализа текстов и художественных особенностей произведений.
Предназначено учителям русского языка и литературы, может быть полезно студентам педагогических вузов.

Подробное описание

Введение

Проблемы восприятия и понимания художественного
текста через язык символов

Восприятие литературы как искусства, ее воздействие на чувства учащихся будут возможны лишь в том случае, если школьники научатся оценивать выразительную сторону родной речи, если у них будет развито чувство языка. Приблизиться, прикоснуться к «словесной ткани» художественного произведения – значит найти путь к постижению его содержания, значит попытаться разгадать тайну, которая заключена в каждом истинном произведении искусства слова. Анализ текста предполагает, прежде всего, опору на речевую интуицию, без чего невозможен процесс совершенствования речи. Не последнюю роль в стилистическом анализе текста занимает, помимо тропов, выразительный язык символов.

За годы работы в старших классах сложилась определенная система использования образа-символа на уроках литературы частично-поискового, эвристического характера (от аналитического чтения произведения до более сложной формы урока – исследования, урока-прозрения, открытия).

работа над романом И. Гончарова «Обыкновенная история» строится вокруг вопроса «Почему желтая кувшинка становится своеобразным символом – лейтмотивом всего романа?». К ответу приходим через аналитическое чтение эпизодов, связанных с этим образом-символом, и сообщения учащихся-консультантов «О роли цвета» и «Языке цветов». Дома рабочие материалы урока выливаются в творческую работу, например, такую: «В романе И. Гончарова «Обыкновенная история» Александр Адуев, приехавший из провинциального имения в Петербург, передал дядюшке письмо, весьма смутившее Адуева-старшего. Некая Марья Горбатова напоминала Петру Ивановичу их юную, наивную любовь, которой она осталась верна. В письме были такие строки: «Гуляя около нашего озера, вы, с опасностью для жизни и здоровья, влезли в воду и достали для меня в тростнике большой желтый цветок... Сей цветок и ныне хранится в книжке». Этот цветок становится своеобразным символом-лейтмотивом, который проходит через весь роман. Дядя, иронизируя над романтическими настроениями Александра, говорит, что тот «сильно испорчен в деревне теткой и желтыми цветами».

Когда разочарованный столичной суетой Александр вернулся в имение, его встретила та же вечная красота: «Плакучие березы купали в озере свои ветви, и в осоке прятались большие желтые цветы на широких плавучих листьях». Узнав тайну прошлого увлечения дяди, Александр в письме, в свою очередь, старается уколоть его: «Театр ваших любовных похождений перед моими глазами – это озеро. На нем еще растут желтые цветы; один, высушив надлежащим образом, честь имею препроводить вашему превосходительству, для сладкого воспоминания».

Желтый цветок – кувшинка, – как и белая лилия, принадлежит к семейству «нимфейных». Согласно древнегреческой легенде в этот прекрасный водяной цветок превратилась нимфа, погибшая от безответной любви к Геркулесу. Славяне считали их русальными (гибельными) цветами. И, видимо, не случайно Гончаров в качестве символа романтической любви выбрал все-таки желтую кувшинку, а не белую лилию. Желтый цветок ассоциировался с представлением о неверности, горьком разочаровании, несбывшихся надеждах. Желтую кувшинку подарил Петр Иванович девушке, которую вскоре забыл, уехав в Петербург; на берегах того же озера зарождалась любовь Александра и Софьи, но Александр, как и дядя, вскоре так же изменил своей первой привязанности. С другой стороны, через весь роман проходит противопоставление желтого цветка, символизирующего романтическую влюбленность, и желтого металла, ставшего единственным кумиром нового, трезво-меркантильного поколения. В финале письмо, напоминающее о прошлой любви и желтых цветах Адуева-старшего, летит в огонь камина. А дядя и племянник увлеченно обсуждают выгодные стороны предстоящей женитьбы Александра: «пятьсот душ и триста тысяч денег».

Правильно понять символ непросто. Неверное, расхожее представление о символе заключается в том, что он воспринимается как иносказание, то есть одной из разновидностей тропа. Однако символ не троп и не аллегория – своего рода хитроумная маска, за которой угадывается суть. Аллегория легко расшифровывается (Стрекоза и Муравей – типы бездельницы и труженика). В отличие от тропа символ – полноценный образ, предметный, материальный. Мы в состоянии прочесть текст, в котором он встречается, не подозревая о существовании того или иного образа-символа. Так блоковская «Незнакомка» может быть прочитана как рассказ о встрече с обворожительной женщиной, запоздалой посетительницей придорожного ресторана. Но всякий символический образ, отталкиваясь от своего буквального, предметного плана, стремится выйти за собственные пределы. Вот почему «Незнакомка» – это и авторская тревога о судьбах красоты в мире земной пошлости, и мечта о мирах иных (очарованной дали), и разуверение в возможности чудесного преображения жизни, и бесконечная цепь новых смысловых возможностей.

И еще об одном важном аспекте в понимании природы художественной символики: слово или образ не рождаются символами, но становятся ими в соответствующем контексте. Такой контекст (активизирующий символический потенциал слова) создается сознательной авторской установкой на ассоциативную, а не логическую связь. Так в поисках жанровой принадлежности некрасовской «Тройки»: семейно-бытовая песня или романс к определенному ответу приходим с классом через ассоциативный образ-символ «тройки», который не стал у Некрасова знаменованием «русского национального колорита» (сравни: финал «Мертвых душ» Гоголя, где образ тройки сливается с образом России) и не был использован мотивом дорожно-ямщицкой песни, так широко использованным городским романсом того времени. Некрасов окружил свою героиню такими ассоциациями («тройка» это и мечта о недосягаемо-счастливой жизни: «поживешь и попразднуешь вволю», и красивой любви: «на тебя... загляделся проезжий корнет», и бег летящего, как бешено мчащаяся тройка, времени, уносящего молодость), что свет этой символики придал ей поэтичность неизмеримо высшую, чем та, которая могла быть заключена в романсовом лиризме или в социально-бытовой драме.

Одним словом, символ многозначен. Он содержит в себе перспективу бесконечного развертывания смыслов: «Достоинство пьесы, если ее можно понять двумя или более способами и, недопоняв, лишь почувствовать ее и потом доделывать мысленно самому» (И. Анненский).

Пример такого понимания символа – образ звука лопнувшей струны в пьесе А. П. Чехова «Вишневый сад». Отношу его к урокам прозрения. «Тишина... Вдруг раздается отдаленный звук лопнувшей струны, замирающий, печальный». Происхождение его остается неясным: то ли где-то закричала птица, то ли далеко в шахте сорвалась бадья, то ли звук возникает по иной причине. Первый раз его слышат (во втором действии) почти все герои. И всех охватывает чувство тревоги, предвестие беды. Второй раз звук лопнувшей струны раздается в финале, его слышат только зрители, для которых он становится последним впечатлением от пьесы. Сравнивая «Вишневый сад» с рядом близких по теме произведений (рассказ Куприна «В цирке», стихотворение Дельвига «Романс» – работает ассоциативная связь), приходим к выводу, что звук лопнувшей струны воплощает тему умирания. На наших глазах уходит жизнь из обреченного дома («Вот и кончилась жизнь в этом доме», – говорит Варя). Дом запирается наглухо, отлетает последняя живая душа Фирс.

Но есть и еще одна аналогия символа лопнувшей струны – порвавшаяся «связь времен». Аналогию известному гамлетовскому афоризму у Чехова составляет реплика Фирса: «все враздробь». «Долголетний» Фирс так же противопоставляет время «прежде» и «теперь», как это постоянно делал Гамлет, противопоставляя время своего отца и нынешнего короля.

Пьеса Чехова символична изначально, имеется в виду главный символ – «вишневый сад». И опять ассоциация с Шекспиром. Гамлет гневно произносит:

Презренный мир! Ты опустелый сад,

Негодных трав пустое достоянье!

Жизнь-сад, мир-сад. А что остается от сада, лучше которого нет на свете в чеховской пьесе? Новый хозяин зовет всех смотреть, как он хватит топором по вишневому саду. Но выйдет ли все по расчету Лопахина и не превратится ли вырубленный им сад в достояние негодных трав и дикое место? Другие (Трофимов), еще не ставшие хозяевами жизни, так же предполагают. «Мы насадим новый сад, роскошнее этого... Вся Россия – наш сад». И опять-таки, не окажется ли Россия, стараниями «недотеп», «говорунов», подобием гамлетовского опустелого сада? Чехов ответил на этот вопрос, как великий художник, завершив пьесу образом с огромным эмоциональным потенциалом: «Слышится отдаленный звук, точно с неба, звук лопнувшей струны, замирающий, печальный. Наступает тишина, и только слышно, как далеко в саду топором стучат по дереву... Занавес». Сад вырубают – это единственная реальность. Далее следует занавес, и каждая новая эпоха будет добавлять к классическому тексту свои ассоциации, надеясь вычитать у Чехова и свой диагноз. И пока мы надеемся, не замирая, звучит лопнувшая струна «Вишневого сада», длится звучание русской, общечеловеческой классики.

Содержание

Введение: Проблема восприятия и понимания художественного текста через язык символов    3

Урок-практикум как выход на исследовательскую деятельность и творчество учащихся

Уроки-практикумы в 78 классах

Японская классическая поэзия. Хокку (трехстишия) (2–3 часа)    8

Уроки 1–2    8

Урок 3    13

Уроки-практикумы в 9 классе

Жанры политической (свободолюбивой) лирики А. С. Пушкина (3–4 часа)    17

Урок 1. Ода    17

Урок 2. Дружеское послание как «признание души» (читая стихотворение А. С. Пушкина «К Чаадаеву»)    20

Урок 3. «Эпиграмма-хохотунья» (Е. Баратынский). Эпиграмма-портрет в творчестве Пушкина    23

Внеклассные творческие дела

Литературно-музыкальная композиция «Жизни блаженство в одной лишь любви» (сценарий)    28

Литературный вечер, посвященный В. С. Высоцкому: «Он допеть не успел…» (сценарий)    36

У войны не женское лицо (устный журнал)    52

Творчество учащихся

Осадчая Анна. Сочинение «Союз души с душой родной»    61

Ткаченко М. Сочинение на тему «Мой Тютчев»    64

Дуплищева Юлия. Сочинение «Береги честь смолоду» (по роману А. С. Пушкина «Капитанская дочка»)    67

Юдина Анастасия. Два образа жизни – две философии (Уж и Сокол)    69

Жданова Дарья. Творческая работа «Книги, без которых я себя не мыслю»    71

Жданова Дарья. Творческая работа «С мыслью, может, дерзновенной / Посвятить любимый труд / Павшим памяти священной…»     73

Юдина Анастасия. «И помнит мир спасенный»    75

Литературный альманах «Дебют»

Литературный конкурс: Проба пера

Юдина Анастасия. Рисую    78

Юдина Анастасия. А есть ли счастье?    81

Скворцов. И. В. Листва золотая    82

Петрова Надежда. Любовь. Мысли вслух    82

Кузнецов Александр. Рассказ «Вкус битвы» (в стиле фэнтези)    83

Жданова Дарья. Рассказ «Заповедник сказок».    89

Анализ, интерпретация прозаического текста

Жердева Ольга. Анализ рассказа А. П. Чехова «Смерть чиновника»    100

Торопова Ирина. Анализ рассказа А. П. Чехова «Смерть чиновника»    102

Ковтунович Елена. Анализ прозаического текста И. С. Тургенева «Записки охотника». Рассказ «Певцы»    106

Кривцова Ирина. Анализ отрывка из рассказа «Певцы»    108

Картушина Надежда. Интерпретация рассказа И. А. Бунина «Холодная осень»    110

Богданов Андрей. Интерпретация рассказа И. А. Бунина «Холодная осень»    112

Пастухова Ирина. Интерпретация рассказа И. А. Бунина «Холодная осень»    114

Анализ, интерпретация поэтического текста

Скуратова Елена. Интерпретация стихотворения Д. Усова «Переводчик»    116

Снопова Елена. Интерпретация стихотворения Д. Усова «Переводчик»    118

Горшенин Антон. стихотворение «Silentium» Ф. И. Тютчева и О. Э. Мандельштама    120

Турченкова Екатерина. Сопоставительный анализ стихотворений «Рождественская звезда» Б. Пастернака и И. Бродского.    124

Матвеева Тамара. Интерпретация поэтического текста в стихотворении И. Бродского и Б. Пастернака «Рождественская звезда»    130

Товар размещен в разделах

QR-код страницы

Для партнеров

Зарабатывай
с учмагом

Добавить отзыв

Для добавления отзыва необходимо войти на сайт.
@mail.ru
@mail.ru
Задать вопрос