В вашем браузере отключен JavaScript. Из-за этого многие элементы сайта не будут работать. Как включить JavaScript?

Психологический выбор: нравственные аспекты : интерактивные игры для старшеклассников

  • Психологический выбор: нравственные аспекты : интерактивные игры для старшеклассников — интернет-магазин УчМаг
Снято с продажи
Отзывы
Код: 2330
Авторы: Дедушка А.
Издательство: Учитель, 2011
ISBN: 978-5-7057-2404-8
Страниц: 125
УДК: 373.3/.5
Штрихкод: 9785705724048
Размеры (Ш x В x Т): 140 x 195 x 5 (мм)
Переплёт: мягкая, скрепка
Вес: 86 г
Версии товара:
Гугл-книга Книга
Одна из главных педагогических задач - научить детей психологически правильно осуществлять нравственный выбор и жить в постоянной готовности к его совершению. Представленные творческие модификации знакомых игр и оригинальные разработки с преобладающим психологическим и деятельностным содержанием позволят задействовать потенциал внутренней активности и самоопределения каждого участника, проверить нравственную зрелость личности, помогут сделать сознательный отбор тех или иных ценностей.
Предназначено психологам, социальным педагогам образовательных учреждений, центров развития детей; может быть полезно учителям, классным руководителям, организаторам досуговой деятельности школьников, студентам педагогических учебных заведений.

Подробное описание

от автора

Дорогие коллеги! Вы помните тот момент, когда решили связать свою жизнь с образованием и воспитанием – стать учителем, воспитателем, психологом, организатором?..

Это решение было плодом чего? Долгих раздумий или бессознательных побуждений, продуманного стремления или, как говорится, «жизнь заставила»?..

Но даже в последнем случае, согласитесь, была какая-то альтернатива. Она всегда есть, когда мы принимаем какое-либо решение, тем более такое «судьбоносное». Значит, выбор был,
и мы его с вами когда-то реализовали, приняв решение пойти
по учительской (в широком смысле) стезе.

И если нам в ответ на поставленный вопрос вспоминаются все за и против, плюсы и минусы, которые мы взвешивали перед тем, как «перейти Рубикон», – это значит, мы с вами совершили не просто выбор, а выбор нравственный, лежащий в плоскости, определяемой координатами «хорошо» и «плохо» – добро и зло.

Обратите внимание на пару приведенных антитез. Пока мы раздумываем в рациональных координатах «хорошего» и «плохого», мы остаемся в области психологии как таковой с собственным субъективным пониманием степени «хорошести» и «плохости». Но в какой-то момент наши размышления словно проваливаются в некую метафизическую глубину, где мы уже не столько рационально, а больше интуитивно начинаем ощущать понятия добра и зла. Причем уже не как субъективные, а как, скорее, объективные категории, которые почти не зависят от наших собственных пристрастий и предубеждений и которые находятся неизмеримо глубже восприятия на уровне «нравится» – «не нравится». Это уже область нравственности – та глубина человеческой души, на которой сходятся и образуют перекрещивания различной конфигурации педагогика, психология и религия, представляющие свои «парадигмы» воздействия на «нравы»
человека. 

Понимаете, к чему я клоню?

Связав себя с педагогической профессией, хотим мы этого или не хотим, отныне мы всегда будем сталкиваться с главной задачей и проблемой воспитания – проблемой нравственного выбора. Это та суперзадача, которой «все возрасты покорны». От подсказки правильного ответа на ушко соседу в первом классе – до выбора дальнейшего жизненного пути в одиннадцатом. Все это в той или иной степени – нравственный выбор. И научить наших подопечных психологически правильно его осуществлять и жить в постоянной готовности к его совершению – наша главная задача как воспитателей и нравственной педагогики как таковой.

Итогом размышлений на эту тему является эта книга.

Вы сейчас держите ее в руках и прикидываете, чем она может пригодиться. Если вам интересен опыт работы в этой области, то постараюсь предоставить его в наиболее полном виде
и приглашаю к вдумчивому разбору всех заинтересованных
в этом людей.

«О времена! О нравы!..» – восклицал один из пушкинских героев, и это восклицание остается актуальным всегда.

Давайте поразмышляем, как в современные «времена» так воздействовать на «нравы» наших подопечных, чтобы «не было мучительно больно…» – нет, не им, а нам – за бесцельно потраченные годы шествия по пути педагогического призвания.

А дорога, действительно, может оказаться бесцельной, если нам так и не удастся по ее ходу затронуть «нравы» тех, кого мы пытались вести за собой.

Немного теории

Чуть-чуть поразмышляем о том, что же такое психологический выбор в его нравственной глубине.

Человеческую душу (здесь совпадают в основном и психологические, и религиозные представления) с определенной долей условности можно разделить на три части: чувства, ум и волю. С чувствами связан эстетический разрез ценностей между полярными категориями прекрасного и безобразного. Ум – это постоянное самоопределение между истиной и ложью, а вот воля связана с интересующим нас нравственным разрезом. «Хорошее» и «плохое», «добро» и «зло» – главные нравственные категории, между которыми и совершается выбор.

Оставаясь в рамках обычных представлений, привыкаешь выбор добра называть нравственным, а выбор зла – безнравственным, но давайте условимся, что в дальнейшем любой выбор между этими категориями мы будем называть нравственным выбором, имея в виду не его оценку, а сам процесс самоопределения в системе нравственных ценностей.

А теперь давайте, коллеги, посмотрим немного глубже. Ведь очень часто как в нашей жизни, так и в жизни наших подопечных мы сталкиваемся с выбором не столько между добром
и злом, сколько между различными оттенками и степенями
в одной из этих областей. Иными словами, нам часто приходится выбирать из двух зол меньшее или из двух «добр» большее,
и этот выбор бывает посложнее предыдущего. Здесь уже проявляется (если проявляется) подлинное психологическое мастерство и философская мудрость в области нравственного выбора. Трудность заключается как в самой попытке дифференциации различных возможных альтернатив поведения, так и в выборе одной из них как наиболее адекватной.

В классическом учительском примере: выгнать из класса, поставить двойку, отвести к директору, вызвать родителей – какое из всех возможных дисциплинирующих «зол» окажется «меньшим», а значит, наиболее адекватным? Абстрактного ответа быть не может в любом случае, а конкретная ситуация с конкретным учеником требует вполне конкретных умений и навыков психологической ориентации в области нравственного выбора.

С добром еще сложнее. Участвуя, к примеру, в той или иной интерактивной игре, любой из ее участников, сам того не подозревая, постоянно решает эту непростую задачу самоопределения в области добра.  Во время подготовки командного выступления промолчать или сказать о недостатке творческих способностей товарищу?.. Предложить себя на эту роль или уступить ее другу с более низким творческим потенциалом?.. Другу будет лучше, но вот результат командного выступления неизбежно пострадает. И тогда все будут винить друга, а можно было бы этого избежать и выступить лучше…

Подобных ситуаций можно было бы описать много, и мы еще будем в дальнейшем к ним прибегать.

С точки зрения направленности психологического выбора
в нравственной сфере его, этот выбор (опять же с определенной долей условности), можно назвать внутренним и внешним.

Внутренний – это поиск и оценка «добра» и «зла» внутри себя. Это, конечно, грубое определение, но по сути своей верное. Самооценка личностных качеств с нравственной точки зрения – это способность психологически зрелой личности, которая
не приходит сама собой, а нуждается в тщательном и педагогически инструментированном культивировании. Нужно пройти между «Сциллой» депрессивного самоотрицания и «Харибдой» нарциссического самолюбования. А подростки по самой своей еще не устоявшейся сути склонны бросаться именно в эти крайности.

С внешним выбором не легче. Сама оценка внешних событий и явлений с точки зрения добра и зла – часто непосильная задача даже для взрослых людей. Имеется в виду, конечно, адекватная оценка. Начнем с того, что многие события не поддаются однозначной интерпретации, или то, что для одних людей является злом, для других – добро. Если рассматривать события
на уровне коллектива, то, допустим, остановка коллективной работы для разбора последствий какого-либо ЧП с точки зрения динамики развития коллективных отношений, как правило, является злом. Это эмоционально деморализует многих участников коллектива, фрустрирует наиболее активных носителей его ценностей, разрушает и тормозит формирование коллективных связей. Но и без этого, бывает, невозможно обойтись. Пройдя через все эмоционально неприятные «разборки», коллектив
может выйти из них окрепшим, то есть они могут послужить ему на пользу.

Или выгоняем мы кого-то по дисциплинарным мотивам
из класса или из группы. Для изгоняемого часто это малопоправимое зло. Надежды на то, что «он со временем исправится» – это больше наши попытки самоуспокоения. Но есть другой важный мотив. Выгоняя кого-то, мы «спасаем» коллектив, спасаем остальных от «разлагающего влияния». И чувствуем моральную оправданность этого.

Да, нелегко бывает найти приемлемый баланс добра и зла!..

Но нашим подопечным еще труднее. У нас-то хоть есть уже устоявшиеся внутренние критерии добра и зла, чем большинство детей и подростков отнюдь не могут похвастаться. Их понятия о добре и зле еще текучи, конвенциональны, подвержены мимолетным влияниям. И им просто необходима помощь с нашей стороны. Желательно терпеливая и ненавязчивая.

Кстати, американский психолог Лоренц Колберг, изучая процесс формирования нравственности у детей и подростков, выделил в нем несколько уровней или стадий, ориентация
на которые может оказаться для нас вполне приемлемой и полезной.

На преднравственном уровне (с 4 до 10 лет) поступки определяются внешними обстоятельствами и точки зрения других людей не учитываются. Сначала – на первой стадии – суждения выносятся на основе того, последует ли наказание за тот или иной поступок или он удостоится похвалы. (Взять без спросу какую-нибудь конфету нельзя – заругают…) Позже – на второй стадии – дети свой поступок оценивают, исходя из пользы, которую благодаря ему можно извлечь. (Мальчик, взявший конфету без спросу и давший ее мне,  все равно хороший, ведь она вкусная…)

На конвенциональном уровне (с 10 до 13 лет; третья и четвертая стадии) поступки воспринимаются в соответствии с нормами, существующими в обществе. Ребенок ориентируется
на мнения других людей. На третьей стадии главным критерием выступает чье-то одобрение или неодобрение. Это, как правило, мнения особо авторитетных, «референтных», людей. (Мама похвалит, если спросить разрешения…) На четвертой стадии ребенок начинает ориентироваться на общепринятые правила. Они уже не связаны с конкретными людьми, а воспринимаются как абстрактные императивы. (Воспитанные мальчики всегда спрашивают разрешения…)

Постконвенциональный уровень (с 13 лет) представляет собой истинную нравственность, до которой «дорастает» уже далеко на всякий подросток. На этом уровне человек в своих действиях исходит из собственных внутренних критериев, что свидетельствует о его психологической зрелости в плане нравственных представлений и установок. На пятой, начальной для этого уровня, стадии суждение о поступке основывается на уважении прав человека и признании демократических норм. (Мальчик прав, желая получить сладости, но следует спросить, как заведено у взрослых…) Наконец, на шестой стадии основным судьей становится совесть, независимо от мнения других людей и общепринятых норм. (Каждый человек имеет право отстаивать свою позицию так, как велит ему совесть…)

Интересно, что Колберг отмечал, что многие уже вполне взрослые люди в течение всей жизни так и не переходят даже
на четвертую стадию нравственного развития, а шестой – высшей – достигают только 10 % из тех, кому минуло 16 лет (Энциклопедия для детей. Человек. Часть 2. С. 332–335. М., 2003).

Но вернемся к направленности выбора.

К области внешнего психологического выбора давайте, коллеги, отнесем и так называемый персонифицированный нравственный выбор. Имеется в виду выбор участниками коллектива друг друга по тем или иным игровым мотивам. Очень многие игры, которые мы рассмотрим с вами ниже, построены именно на этом выборе. Чем он характерен?

Нравственный мотив в таком выборе, как правило, является скрытым, но он, несомненно, имеет место быть. Когда кто-то выбирает из двух кандидатов одного, чтобы тот «остался в живых» в спасательной шлюпке или на космическом корабле,
он делает это по нравственным мотивам. И речь тут уже не идет о простой оценке: «плохой» – «хороший» (особенно когда выбор осуществляется между двумя друзьями) – здесь идет очень острая и глубокая борьба мотивов. В борьбу эту вступают самые фундаментальные – «базальные» – ценности личности, и какая из них одержит победу, предугадать бывает невозможно и самому их носителю. Но именно этот выбор иногда лучше всего говорит о личности как таковой и степени ее зрелости, а также
о степени приближения к поставленным воспитательным целям и психологической эффективности педагогических технологий, которые эти цели обслуживают.

Раз уж мы заговорили о педагогических технологиях, самое время поговорить о главной теме нашей книги – психологических играх нравственного выбора.

Почему игры? Все дело в том, что игры – это наиболее эффективный метод освоения окружающего мира, в том числе
в его нравственном разрезе. Именно игра позволяет преодолеть поистине «ахиллесову пяту» нравственного воспитания – голое морализаторство.

Мы же с вами, коллеги, пытаемся воздействовать на наших подопечных в нравственном плане практически каждый день. Но как часто наше воздействие сводится только к словесным проработкам!.. Мы и сами осознаем неэффективность этого,
но часто не видим ничего другого. А между тем игра – это прекрасная альтернатива словесным методам нравственного воспитания. Важно только хорошо овладеть этим инструментом.

В самом деле, игра позволяет задействовать потенциал внутренней активности и самоопределения, без которых никакие результаты воспитания не могут быть признаны сколько-нибудь эффективными. Избегая прямого словесного воздействия, игра позволяет задействовать косвенные способы нравственного воспитания, в том числе тот самый знаменитый метод параллельного действия, воспетый, и вполне заслуженно, еще Макаренко. При эффективном его подключении воспитателем становится
не один взрослый педагог, а весь детский коллектив, который при этом является и главным субъектом воспитательного процесса.

Возможно, слишком много терминов. Но что делать. Иногда без специальных педагогических и психологических терминов не обойтись, хотя не хотелось бы ими злоупотреблять.

Ну что ж, друзья мои, пора переходить к делу и заняться рассмотрением конкретных игр и упражнений. Сразу скажу, что одни из них представляют собой вариации уже известных игр
и методик, которые можно найти во многих психотренинговых сборниках. Однако их мы будем рассматривать в интересующем нас нравственном разрезе. Другие – это синтез знакомых игр
в разного рода творческие модификации, ну и, наконец, третья, наиболее подробно рассматриваемая группа, – это абсолютно оригинальные разработки, родившиеся в нашем летнем лагере «Звездочка».

Этот лагерь представляет собой летнюю школу актива детей и подростков 6–9 классов, в которой в течение месяца главным содержанием жизни является именно игра. Поэтому надеюсь помочь и всем тем, кто занимается организацией и ведением подобных лагерей также в чисто методическом плане*1.

Все предложенные методики я с некоторой долей условности разделил на три части:

1) психологические игры с нравственным контекстом;

2) упражнения и задания нравственной направленности;

3) интерактивные игры нравственного выбора.

В первой части рассматриваются игры с преобладающим психологическим содержанием, в третьей – с деятельностным,
а во второй нравственный выбор, как правило, освобожден
от игровой мотивации.

В этом есть своя логика. Психологические игры еще только готовят личность к осознанному нравственному выбору, «тренируя» ее на большей частью психологическом содержании
в его «отношенческом» разрезе. Упражнения с нравственным выбором – следующая ступенька. Здесь личность учится самоопределяться в нравственной сфере, в значительной степени уже освобожденной от игровой оболочки. Уходит игровая «подпорка», и в этих более сложных условиях проверяется «устойчивость» личности в области нравственных ценностей. И, наконец, интерактивные игры – это некий синтез двух предыдущих этапов. С одной стороны, остается психологическая подоплека, связанная с постоянным процессом самопознания, а с другой – постоянные вводные на нравственное самоопределение, которые связаны с игровой оболочкой только контекстом. Это самый сложный этап нравственного самоопределения, когда многие решения приходится принимать в условиях цейтнота при жесточайшем внешнем давлении. Но именно здесь и проверяется психологическая и нравственная зрелость личности, осуществляющей сознательный отбор тех или иных ценностей с готовностью к их последующей защите


* Интересующихся отсылаю к книгам: А. Дедушка «Как научить детей дружбе?» (СПб.: Речь, 2007) и А. Дедушка «Психологическая работа с подростками» (СПб.: Речь, 2008).

Содержание

От автора    3

Психологические игры    13

Упражнения и задания    27

Интерактивные игры    52

Заключение    123

С этим товаром покупают

Товар размещен в разделах

QR-code

Скрыть

Для партнеров

Скрыть
Коммерческое предложение
Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите:
Ctrl + Enter

Добавить отзыв

Для добавления отзыва необходимо войти на сайт.
Вход Регистрация
Поиск: по сайту | по коду товара | расширенный
Для выгрузки прайса в формате YML Вам необходимо стать партнером УчМага.
Ознакомиться с условиями участия в партнерской программе
@mail.ru
@mail.ru
Задать вопрос